Actualités

Enoteka Interview

АссАмбляж не нужен

жан Гроперрен составлял коллекцию старых урожаев и бутилировал их небольшими партиями без ассамбляжа, фильтрации и понижения градуса. О Jean Grosperrin Cognac de Collection рассказал его сын Гилем Гроперрен.

Текст: Василий Расков

— Ваш отец объезжал весь Коньяк в по­ исках «чудесных» бочек, трудно ли было перенять эстафету?

— Мой отец долгое время работал в каче- стве куртье, был посредником между ви- ноградарями и негоциантами, поэтому он знал лично массу виноделов и свою коллек- цию пополнял за счёт никому не известных жемчужин, которые хранились в их погре- бах. Но за последние 15 лет влияние вино- градарей резко снизилось, сегодня они кон- тролируют не более четверти всех запасов коньяка, и по большей части это очень мо- лодые спирты. Поэтому мой фокус сместил- ся — 75% коллекционных коньяков я поку- паю у наследников, чьи предки когда-то вы- ращивали виноград в Коньяке и держали лучшие дистилляты для себя.

  • Чем однобочковый коньяк интереснее ассамбляжа?

— Ассамбляж двух выдающихся ко- ньяков никогда не даст выдающего- ся результата. Коньяк, вызревавший десятилетиями в одной бочке, без вмешательства человека, накапли- вает неповторимый характер, хариз- му! Ассамбляж позволяет соединить выдающиеся спирты с посредствен- ными — так можно получить при- личный бренди по разумной цене, вот и всё. Хотя иногда я восхища- юсь работой коньячных мастеров — мэтр-де-ше, которые с таким малым количеством экстраординарных спиртов делают так много хороше- го коньяка.

  • Самые ценные коньяки вашей кол­ лекции?

— Всё, что у нас есть, — «самое ценное». Коллекция на сегодняшний момент со- ставляет 81 500 бутылок. Она покрывает все регионы, от Grande Champagne до Bois Ordinaires, от 1941 до 1991 года. Наиболее ценные лоты настолько древние, что сей- час невозможно точно установить год уро- жая. Отец ими особенно дорожил и бутили- ровал под маркой Trésors de La Gabare. У нас есть немало лотов, которые, возможно, ни- когда не будут бутилированы, — это нацио- нальное достояние.

— Есть ли какие­то правила, которых вы придерживаетесь в своих погребах?

  • Мы не используем ни добавок, ни красите- лей, ни холодной фильтрации, ни разбавления водой, ни ассамбляжа. Если это возможно, не меняем оригинальную бочку. Не делаем

ничего — чтобы макси- мально сохранить уни- кальный характер про- дукта. Единственная тех- ника — вентиляция, способствующая дальней- шему «усыханию» конья- ков. Некоторые из них те- ряют в итоге до 80% пер- воначального объёма.

  • Многие профессио­ нальные дегустато­ ры уверяют, что ко­ ньяк лучше всего пить из маленьких вин­ ных бокалов. А вы что предпочитаете?
  • Это отличная идея. Но и  бокал для порто,

«тюльпанчик», мне тоже нравится.

— Какие из ваших ко­ ньяков самые «сигар­ ные»?

— К сигарам я рекомен- дую коньяки с хорошей кислотностью: Petite Champagne 1965 (58°5) или Petite Champagne 1970 (61°2), а также очень мягкие старые ко- ньяки: Grande Champagne 1944 или Bons Bois 1944.

— Охотятся ли за вашими коньяками коллекционеры?

— Petite Champagne 1964, 1955 и 1962, Borderies 1960-х и т.д. — это абсолютные ра- ритеты. Многие коллекционеры поражают меня знанием дела и страстью, некоторые из них могли бы стать блестящими мэтр-де- ше. Иногда мне говорят, что такой-то соби- рает полную коллекцию Jean Grosperrin. Это

меня шокирует, вдохновляет и придавлива- ет грузом ответственности.

— Вы говорите, что за каждым вашим коньяком стоит история. Расскажите любимую.

— Не так давно я приобрёл лот из 250 бу- тылок коньяка 1820–1893 годов. Наследни- ца не знала, что с ним делать. Её отец и дед были владельцами небольшого коньячно- го дома Frédéric Mestreau, который большую часть своих коньяков поставлял ко двору русского царя. После революции дом не смог найти новых клиентов и в 1919 году обан- кротился. Абель Мэтро, тогдашний владелец, разлил по бутылкам самые старые коньяки и спрятал их от кредиторов в своём поме- стье в Сенте. Через какое-то время поместье превратилось в музей, поскольку хозяин был страстным коллекционером народного ис- кусства. Раритетные коньяки были обнару- жены много позже, когда семья решила про- дать музей государству. Теперь, возможно, часть этого лота всё-таки дойдёт до России.

— Исключительность коньяков из Гран­ Шампань — это миф или реальность?

— В Гран-Шампани много потрясающих тер- руаров, некоторые из них сказочно хороши, например Критёй. Но довольно часто мне по- падаются откровенно слабые образцы из этой зоны, в то время как отдельные лоты из ме- нее престижных мест ни чем не уступают лучшим коньякам Гран-Шампани. В каж- дом терруаре есть и слабые, и выдающиеся продукты.

— В Токио и Сингапуре коньяк пьют за обедом, а как обстоят дела в Коньяке?

— Некоторые в восторге от сочетания конья- ка с различными блюдами, в том числе ша- рантской кухни, но я никогда этим не увле- кался. Старым коньяком хорошо начать ве- чер и им же закончить. После ужина, когда

организм защищён от алкогольной атаки, можно насладиться всеми нюансами. Ко- ньяк скорее для беседы, чем для еды, тем более винтажный коньяк бочковой крепо- сти. Я всегда говорю, что друзья познаются за рюмкой коньяка.